Архив: Июнь, 2012

Прекрасное фото посвященное 100-летию Парамаунт Пикчерс

Уже несколько дней хочу написать этот пост и объединить здесь фото и видео, посвященные данному мероприятию. Собственно если бы не видео с важным пояснением, это бы и осталось просто большим и красивым фото:

Paramount Pictures 100 years photo
(по ссылке полный размер, 2,31 Мб)

Однако самое интересное, что всех этих звезд действительно собрали в одно время и в одном месте и сняли одновременно. Ни одного человека не добавили при помощи фотошопа. Подтверждением этому факту служит следующее видео:

По-моему это великолепно!


Новый квест от Минздрава — получи рецепт на Нурофен!

Вот, наткнулся на замечательный текст, посвященный результатам введения рецептов на кодеиносодержащие препараты в России с 1-го июня. Если кто, по случаю не в курсе — вот новость.

Ну а вот текст. Автор не известен, взято тут.

К середине дня надежда, что голова вылечит себя сама, испарилась. Пошарила в ящике стола – пусто. В сумке, будто издеваясь, притаилась пустая упаковка. Пришлось ехать домой. Боль искрилась разноцветными взрывами, так что к буфету, в котором одна полка давно отведена под лекарства, я добралась практически наощупь. Таблеток не было. Ни одной. Даже в заначке. Конечно, как всякий нормальный раздолбай, я не позаботилась о будущем, и оно настало гораздо быстрее, чем хотелось бы. На деле это означало лишь одно: учитывая, что с 1 июня лекарства, которыми я спасалась («Нурофен плюс» и «Пенталгин-Н»), попали в разряд запрещенных к продаже как кодеиносодержащие, выход был один – отправиться в поликлинику № 127 за рецептом.

Первым делом я выяснила, что мой участковый терапевт работает… только по четным дням и только с 9 утра до часу дня, а я оказалась в поликлинике через полчаса после окончания ее рабочей смены. «Не знаю, что вам делать», — категорически отрезала «Справочная» в белом халате. Я проглотила крутящееся в голове «не знаете — тогда увольняйтесь», смутно осознавая, что повторить эту фразу (по крайней мере, внутренне) мне придется еще не раз.

Впрочем, рядом призывно подмигивал красно-зеленым глазом автомат «самозаписи», предлагая существенно облегчить запись к врачу всего-то поднеся страховой полис к считывающему устройству. Минут пять ушло, чтобы медлительный друг людей осознал, что ему придется меня узнать. Но после процедуры опознания, андроид неожиданно выморгнул следующую запись: вас в моей картотеке не числится, и карты на вас не заведено. «А это вам в 102-й кабинет», — бодро отправила меня «Справочная» к двери на замке.

Ощущая прилив сил, я поняла: неотвратимо приближается время активных действий организма, которыми я неспособна управлять и, чтобы предотвратить разрушающие последствия, отправилась на этаж «администрации». Замглавного, быстро произнеся зачетное, «не-знаю-что-вам-делать», закрыла дверь на ключ. Секретарь главврача, с той же репликой попыталась встать грудью на защиту двери своего начальства. На ее беду Татьяна Токарева именно в этот момент вышла из своего кабинета. Она оказалась единственным человеком, обладающим необходимыми знаниями: «Возьмите карту в регистратуре и идите в 118-й кабинет. Там сидит дежурный врач, она вам выпишет рецепт».

Очередь в регистратуре заняла 25 минут, во время которых трое пенсионеров пытались взять застекленное окошко на абордаж, а я оказалась посвящена в тайны истории болезней всей семьи дамы, стоявшей следом за мной. «Зачем вам к дежурному? Надо было идти к своему. А дежурный врач принимает, только если у вас есть температура. У вас есть?» Температура явно приближалась к нулю: «Потому что, во-первых, я не планирую головную боль, во-вторых, в тот момент, когда она принимала, я – так случилось – работала, а, в-третьих, ваша обязанность просто дать мне карту». «Я могу вас записать к Косенко на завтра». «Не можете, — головная боль шептала и источала яд. – Она принимает только по четным дням». «Да, действительно. Ну вот, у нее есть время 8-го июня. Записываем?». «Я не знаю, будет ли голова болеть 8-го, но так как рецепт мне нужен прямо сейчас, просто дайте карту к дежурному».

После суматохи и висящих в воздухе скандалов я была поражена благоуханной тишиной в отсеке дежурного – и ни одного пациента – неужели мои мучения сейчас закончатся? «Я не могу вам выписать рецепт, «Нурофен» же теперь наркотик. И потом, я не знаю, отчего у вас болит голова. Вот сейчас мы вас обследуем, я направлю вас к неврологу…» — надо мной ворковала почтенного возраста дама-врач Митрофанова. «А можно все это сделать после того, как вы выпишете рецепт?» «Нет-нет, рецепт я вам не дам, ведь надо лечить причину, а не следствие. Вот почему у вас болит голова?» «Она так у меня устроена, и болит с детства. Послушайте, мне некогда проходить обследования, можно только рецепт?». «У вас написан инсульт, а вы не были в поликлинике 6 лет. Мы же вас обследуем бесплатно, сделаем РЭГ, ЭЭГ. Сейчас я запишу все симптомы, и вы пойдете к неврологу». Впервые столкнувшись с Китайской стеной в поликлинике, я покорно молчала – спорить было не с кем. А почтенная Митрофанова усердно строчила, повторяя написанное вслух: «Больна с детства, кожные покровы чистые».

В очереди к неврологу я была 18-й. Через 40 минут стояния возле двери врача начался переворот. Те, у кого были талончики от андроида, устроили потасовку с талончиками из регистратуры. Их крики перекрывал невозмутимый рассказ: «Я просила мои капли, а они выписал другие, от которых я покрылась красными пятнами. Я сказала врачу, что у меня болезнь Паркинсона: руки дрожат, ноги не ходят. Он не поверил. А что же у меня тогда?» Очередь притихла, на мгновение объявила перемирие, чтобы хором объявить смертный приговор медицине: «Болезнь Паркинсона». А я снова отправилась в администрацию – я уже провела в поликлинике полтора часа, и явно здесь останусь до ночи, если не возьму ситуацию в руки. Голова от переживаний стала болеть еще сильнее.

Замглавного (на сей раз это был мужчина, чью фамилию узнать было трудно, так как в списке заведующих на стене числились только женщины) выслушал мой рассказ про наркотики, голову, то, что «меня не надо лечить, я ничего не хочу и не прошу, кроме рецепта, причем даже не бесплатного», позвонил терапевту Митрофановой. Судя по его поникшей голове и опущенным плечам, он тоже понял, что спорить не с кем. Устало набрал номер невролога и попросил принять «больную» без очереди. Я пробралась мимо воюющих и «паркинсона» в кабинет и произнесла заученный монолог. Врач Крутихина была молчалива, только все время что-то писала и кивала головой. «А можно рецепт сразу на две упаковки? Видимо, на 20 таблеток?». Снова кивок. «Поставьте печать внизу и вот, возьмите – эти лекарства продаются без рецепта, пропейте курсом месяц. Может, и голова пройдет». Я тоже кивала — благодарно, еще не подозревая, что негарантированная «панацея» обойдется мне в пару тысяч.

Три часа, две очереди, один заход к главному и один к его заму, чтобы получить рецепт на обезболивающее, которое еще три дня назад было в открытой продаже. Но к чему ворошить прошлое.

Вот и аптека. «У нас нет «Нурофена плюс». Я онемела: как это может быть, чтобы там, куда я хожу уже много лет, поскольку персонал неизменно вежлив, компетентен и прекрасен, чего-то не было. Они что-то путают, это же самый обычный «Нурофен». «Обычный есть, »плюса» нет. Накануне 1 июня к нам приехала комиссия, они все изымали и опечатывали. Вам надо поехать в государственную аптеку, у которой есть разрешение на продажу наркосодержащих лекарств. А у вас рецепт? Покажите, вдруг, что не так».

«Не так» оказалось ВСЕ. Рецепт был выдан на неправильном бланке (без красной полосы), лекарство было написано неверно и в несуществующей дозировке. «Что же мне делать?» «А вы пойдите в поликлинику»…


Календарь

Июнь 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Янв »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Авторские права © Персональный бложек Льва Лещинера. Все права защищены
Thanx: Kirpkerblok